История наших мест: из прошлого в современность.

К числу сторонников движения присоединилась Гаврилина Ирина, историк по образованию, краевед. Она более сорока лет проживала в СНТ «Дружба».

Мы начинаем на страницах нашего сайта серию публикаций из ее книги о Николо Хованском и надеемся, что многим, особенно новоселам, будет интересно более подробно узнать о истории наших мест.

Приводим ее текст целиком, без правок и дополнений.

Ирина Гаврилина.

Более четырёх веков насчитывает официальная история деревни, зафиксированная в писцовых грамотах, межевых планах и различных архивных документах. А по итогам археологических исследований Московской области, первые поселения появились здесь намного раньше.

Как и большинство подмосковных сёл и деревень, Никольское ещё со средних веков начиналось, как вотчинное владение, ставшее впоследствии поместьем — основной формой землевладения в Великом княжестве Московском с начала 17 века.
Среди персон, владевших Никольским в течении нескольких веков, и оставивших неизгладимый след, как в истории государства российского, так и судьбе деревни, самой колоритной фигурой был князь Иван Андреевич Хованский

При нём сельцо Никольское (ранее Поповка) было обустроено и приобрело статус села: волею Хованского там была построена деревянная Никольская церковь. Никольское на Тёплых Станах. Впервые упоминается оно как сельцо Никольское в Плечикове, что слыла деревня Поповская на речке Сосенке — вотчина за князем А. Хованским. Сын его Иван выстроил здесь в 1677 году церковь Николая Чудотворца с приделами Иоанна Златоустого и мученицы Ирины. Приход новопостроенной церкви составился из дворов священника, дьячка, пономаря, самого Хованского и десяти крестьянских.
Государев стольник, боярин и воевода, участвовавший в нескольких военных походах против Великого княжества Литовского, русско-польской войне 1654-1667 гг, и русско-шведской войне 1656-58 гг, где наряду с неудачами в одних сражениях, были и триумфальные победы в других. На пике своей карьеры и государственной службы, в 1681-82 годах, князь Хованский руководил Сыскным, Судным и Стрелецкими Приказами.
Возглавлявший Стрелецкий приказ князь Хованский, был одним из зачинщиков стрелецкого бунта 1682 года, и выступил против правления царицы Софьи Алексеевны. Однако, бунт, вошедший в историю под названием Хованщина, был в конечном счёте подавлен. Судьба Ивана Андреевича и его сына была предрешена: 17 сентября 1682 года, в день именин царевны Софьи, князя Хованского и его сына » за их измену указали Великие государи казнить смертию, и, ответши их головы отсекли и погребати их у церкви не указали…».После казни Хованских, всё имущество князей отобрали в казну, а село Никольское было отдано в вотчину окольничему П.Т. Кондыреву. О трагической судьбе Хованских и событиях стрелецкого восстания, в 1886 году была поставлена народная музыкальная драма Модеста Петровича Мусоргского под названием «Хованщина».

Пётр Тимофеевич Кондырев с 1664 по 1674 г. в чине стольника был воеводой в Уфе; около 1677 г. был назначен думным дворянином, в 1678 г. пожалован в окольничие. С 1686 по 1690 год заведывал мастерской палатой царицы Прасковьи Федоровны. 27 апреля 1695 г., он, в числе бояр, сопровождал Петра Великого при торжественном выступлений из Москвы.

После Кондырева Никольское имение сменило несколько владельцев, в т.ч. Бутурлиных и Прозоровских.А в самом начале 18 века, Никольское и окрестные земли приобрёл Автомон Иванов. Так пишет о нём Шеппинг: „Сын сельского священника, он умер владельцем двадцати тысяч душ крестьян, не вполне безупречно им нажитых во время его управления Поместным Приказом при Петре Великом.» Сын священника, Автомон Иванович Иванов, сделал серьёзную карьеру ещё при царице Софье, дослужившись до должности думного дъяка и получив в управление Поместный Приказ. При Петре Первом Иванов тоже сумел отличиться, и был назначен управлять ещё тремя серьёзными приказами: Иноземным, Рейтарским и Пушкарским. Но главное своё состояние он сделал именно возглявляя Поместный Приказ, где велось делопроизводство по пожалованию и отводу поместий и вотчин. После смерти Автомона Иванова его состояние перешло к сыну Николаю.Но он не намного пережил отца. Все земельные угодья, капиталы и два десятка тысяч крестьян унаследовала его вдова и дочери. Одна из них, Дарья Николаевна Иванова, в браке Салтыкова, вошла в историю как злодейка-Салтычиха. Ей принадлежало расположенное по соседству с Никольским село Троицкое на Тёплых Станах. А само Никольское с окрестными деревнями — Прокшино, Саврасово, Летово, Зимёнки — перешло во владение её матери и сестёр: Аграфены, в замужестве Тютчевой, и Марфы, в браке — Измайловой.

Ещё в 1770-х годах Тютчева и Измайлова подавали прошение в Московскую Духовную Консисторию о ремонте обветшавшего Никольского храма. Переписка длилась годами, церковь разрушалась, в конечном счёте владельцы пришли к выводу, что ремонтировать здание не имеет смысла. И подали прошение о строительстве нового храма. Спустя время, разрешение от церковных властей было получено. Однако, старая Никольская церковь была разобрана, а новую строить так и не стали. На тот момент, семье Тютчевых принадлежало и соседнее село с одноимённой Троицкой церковью (сейчас посёлок Мосрентген). Владельцы сочли, что возводить в имении новый храм не имеет смысла, и в 1797 году приход Никольского был окончательно приписан к Троицкому храму. Причём, по утверждению историка Скворцова, многие прихожане Никольского были против, и просили перевести их в приход села Летово. Это как раз неудивительно: соседнее Троицкое пользовалось в округе дурной славой, а по утверждению местных жителей, как на церковном погосте, так и в близлежащем лесочке, были закопаны жертвы душегубицы-Салтычихи. Много лет в тех краях ходили леденящие кровь рассказы о замученных Салтыковой молодых красивых девушках, и даже об их призраках, появляющихся иногда в усадебном парке.
К мнению жителей Никольского, как это часто бывает, не прислушались, с той поры и вплоть до окончательного закрытия Троицкого храма в начале 20 века, прихожане из Николо-Хованского крестились, венчались и отпевались именно здесь.

После Тютчевых, с начала 19 века у Никольского сменилось несколько владельцев, о которых история сохранила мало интересных сведений.

 

Изучить старинные карты с привязкой к современным картам можно на сайте etomesto.com

А с середины 19 века имение приобрёла в собственность семья барона Д.О.Шеппинга. Дмитрий Оттович — выходец из древнего рода курляндских баронов Шеппингов,служил переводчиком в архиве Министерства иностранных дел. Никольское приобрёл на имя своей жены, и после выхода в отставку, переселился туда со своей семьёй. Шеппинг много занимался археологией,историей,этнографией,написал несколько трудов по мифам и традициям древних славян. В 60-х годах 19 века барон был избран в земское дворянское собрание от Подольского уезда. Неутомимый Дмитрий Оттович активно занимался общественной и просветительской деятельностью. Уже в довольно зрелом возрасте он начал изучать историю окрестных земель по писцовым книгам, вотчинным архивам, межевым документом. Незадолго до смерти, в 1895 году он выпустил книгу «Древний Сосенский Стан Московского уезда», которая до сих пор востребована у историков и краеведов.Есть в этой книге и глава ,посвящённая его владению :«Перед въездом в Никольское заметно и ныне ещё возвышенное место с четырёхугольным липовым садом, где находилась прежняя барская усадьба, а под горкою у Большого пруда была деревянная церковь, снесённая по ветхости своей лет 90 тому назад…»

После смерти барона, Никольское отошло к его дочери — фрейлине императорского двора, Елизавете Дмитриевне, которая владела имением вплоть до революции. Так выглядело описание имения Шеппингов во время национализации в 1918 г :«Более 19 десятин занимала усадьба с трёхэтажным домом.Здесь же располагались деревянная одноэтажная дача, двухэтажная каменная контора, каменный одноэтажный дом для рабочих, деревянная богадельня, оранжерея. В усадьбе имелись скотный двор, птичник, конюшня, сараи, погреб и другие хозяйственные постройки… В каретном сарае стояли: фаэтон на резиновом ходу, пролетка, 3 шарабана, дрожки,8 саней, несколько мужских и женских сёдел. В оранжерее росли 10 пальм,16 персиковых деревьев, было 2 тысячи глиняных горшков для выращивания саженцев и цветов «.

В первые годы советской власти происходило новое административно-территориальное деление, в том числе переименование районов и некоторых населённых пунктов.Чтобы не возникало путаницы, одноимённым поселениям нередко присваивали дополнительные названия, писавшиеся через тире. Второе название как правило имело историческую, свойственную этой местности идентичность. Так Никольское получило приставку — Хованское, по имени исторического персонажа, владевшего когда-то деревней.

С 1918 года, на базе бывшего имения Шеппингов возник колхоз — подсобное хозяйство Московского военного гарнизона. Но к концу 30-х годов это был уже вполне самостоятельный и хорошо организованный плодо-овощной совхоз, несколько работников которого даже участвовали во Всесоюзной Сельскохозяйственной Выставке 1939 года, в составе основного участника- совхоза Коммунарка. До конца 1950-х годов хозяйство носило название совхоз «Победа» им. Сталина. Потом было упразднено и стало Николо-Хованским отделением совхоза «Коммунарка».

Во время Великой Отечественной Войны большая часть мужского населения из любой деревни или городка уходили на фронт. И не всем суждено было вернуться домой с поля битвы. 38 жителей Николо-Хованского погибли, защищая свою землю, своих родных, свою Родину. Воинский обелиск в память погибших односельчан установлен на одной из улиц деревни. Вечная им память.

Почти до начала 90-х годов жители деревни трудились в совхозе, но как только не стало знаменитого на всю Московскую область племенного хозяйства «Коммунарка» — жизнь в Николо-Хованском пошла на спад. Пожилые старели, молодёжь перебиралась в город, благо столица под боком. Там и хорошая работа, и блага цивилизации. Деревня оживала к лету, когда к бабушкам и дедушкам из Москвы привозили внуков на каникулы. А с осени, когда урожай с деревенских огородов был собран, отпускники и отдыхающие возвратились в московские квартиры, деревня снова замирала.

Жизнь начала меняться с конца 90-х — начала 2000-х : рост доходов и уровня жизни позволил москвичам и жителям соседних регионов приобретать участки в ближайшем Подмосковье для строительства капитальной загородной недвижимости. Так в Николо-Хованском в первые годы второго тысячелетия стали появляться коттеджи и таунхаусы для круглогодичного проживания, стал меняться состав местных жителей.

2012 год круто изменил жизнь большинства подмосковных деревень и посёлков — столица шагнула далеко за МКАД, и областные территории отныне стали Новой Москвой. И вот уже вокруг растут многоэтажные жилые комплексы, появляются новые дороги, строятся станции метро. Ещё несколько лет, и город полностью изменит эти территории. Однако, жителям Николо-Хованского, будь они старожилы, или новосёлы многоэтажек, важно помнить, что история этих мест насчитывает не одну сотню лет. Вам предстоит написать новые страницы этой истории, а какой она будет — зависит только от вас.

Оставить комментарий

Добавить VK Man комментарии на мой сайт